БЛОГ
Деньги Новое Главная

Откуда берутся деньги

разбор успешного кейса


Ребята, давайте откровенно: деньги — это единственное, к чему люди еще относятся серьезно. Как сказано в известном фильме: «Здесь вообще все просто так, кроме денег». Включая даже чуму и войну, не говоря уже о личных отношениях. Что, естественно, порождает курьезы. Например, распределяются деньги между людьми совершенно непредсказуемо: может быть нищий гений или богатый мудак, — запросто. Богатые умные тоже встречаются, хоть и уступают по численности нищим мудакам. При этом невозможно не заметить, что в общем деньги склонны дрейфовать в сторону евреев. Поэтому ответ на вопрос «откуда берутся деньги?» я решил поискать именно в еврейских источниках, причем, так сказать, для внутреннего пользования. И вы знаете, таки-нашел! Поможет, правда, только умным, ну так дуракам-то и так везет.


Говорят мудрецы, жил да был такой Меир Амшель Ротшильд. Основатель той самой династии, которую так любят конспирологи (как известно, у нищих принято любую фигню объяснять клановой враждой/заговором Ротшильдов и Рокфеллеров). Что характерно, у самих евреев отношение к Ротшильдам немножечко совсем другое, — ну и как-то даже у бедного еврея денег обычно все-таки побольше, чем у глубинного конспиролога.


Ротшильды на тот момент (середина 18-го века) тоже были небогаты, и даже не совсем Ротшильды, а скорее Бауэры. Просто жили в доме под красной дощечкой (адресов во франкпуртском гетто не существовало), так что Ротшильд — нечто среднее между прозвищем и адресом. Из этой дощечки и получился потом красный баронский щит на гербе. То и другое по-немецки — Rot Shild. Папаша был некрупным менялой, детей в семье куча, сам Меир Амшель, обучался насчет финансов в банке Оппенгеймера в Ганновере и еще немножечко занимался в школе раввинов. Как потом выяснилось, одно с другим связано самым непосредственным образом.


Учителем молодого Меира Амшеля был рабби Цви-Герш из Чорткова (идеальное название для жидо-масонско-рептилоидного гнезда, вы не находите? на самом деле — западно-украинский городок, относился тогда к Речи Посполитой). Раввин был сильно непростой, среди каббалистов слыл чудотворцем. Видимо, тратить время на дорогу из Германии и обратно, чтобы пообщаться с таким человеком, имело смысл. Будущий Ротшильд был близким учеником, и когда  приезжал, жил в доме учителя, заодно помогая по хозяйству.


И вот, случилось неслыханное: из дома учителя, из потайного ящика, пропали деньги. Сумма очень значительная — 500 золотых дукатов. По разным версиям, предназначались они то ли для помощи бедным, то ли в качестве приданного дочери самого раввина, в общем, практически на святое дело. И вот — сперли. Ключ от кабинета был только у Меира Амшеля, даже служанка в кабинет раввина никогда не заходила. Мало того, сам Меир Амшель как раз недавно, уехав от учителя (тот обнаружил пропажу не сразу), открыл собственную обменную лавку, для чего, понятно, требовались оборотные средства. В общем, все стрелы сошлись, без вариантов.


Раввин несколько месяцев не мог решиться. В конце концов, поддавшись уговорам родни и острой финансовой необходимости, поехал сам к ученику. Тот встретил его с распростертыми. Тщательно подбирая слова, рабби Цви-Герш смог-таки сказать примерно следующее:


— Послушай, Меир… Я, конечно, очень извиняюсь… Тут деньги пропали. А ключ был только у тебя. Может быть, ты как-то случайно?.. Может быть, ты хотел сразу отдать, и что-то не вышло?..


Молодой банкир заметно смутился и сказал:


— Рэбе, простите меня. Мне очень стыдно. Я действительно хотел сразу отдать, чтобы вы даже не заметили. И вот, не получилось. Прямо сейчас я могу вернуть вам только 200 дукатов, остальное отдам в самое ближайшее время.


Раввин, чуть не плача, берет эти 200 дукатов, возвращается к себе, и действительно, в разумные сроки получает от Меира остальную сумму (сразу или частями — тут версии расходятся).


Ну и естественно, примерно через полгода, в кабаке неподалеку взяли мужа той самой служанки. Дядька вдруг начал устраивать гулянки и расплачиваться золотыми дукатами, которых у него отродясь не водилось. Они даже запираться не стали: да, взяли у еврея, подождали пока все уляжется, и вот хотели пожить красивой жизнью. А то почему им, пархатым, можно, а нам, честным труженикам, — нельзя?! Самое удивительное: паны полицейские раввину деньги вернули! Видно и правда человек был уважаемый. Пропить успели относительно немного.


В полном смятении чувств раввин хватает эти несчастные деньги и мчится к ученику:


— Меир! Прости меня ради Бога!! Почему ты взял этот грех на себя?!


— Ребе, ну я же видел, что вам очень нужны эти деньги. К тому же, как бы я оправдался, если действительно все указывало на меня?..


— Но откуда ты взял целых 500 дукатов?


— Двести осталось от приданого жены, и чтобы получить еще триста, пришлось заложить дом и лавку. Вы только не волнуйтесь…


— Меир! — сказал рабби Цви-Герш из Чорткова, слывший, как мы помним, чудотворцем, — Я хочу благословить тебя: чтобы ты стал одним из самых богатых людей на земле! И чтобы твои дети тоже оставались самыми богатыми людьми!


Неизвестно, добавил ли он какую-либо тайную каббалистическую формулу. Честно говоря, думаю, и так хватило. Дела у парня пошли. Меир Амшель Бауэр стал личным банкиром ландграфа Вильгельма IX со всеми вытекающими финансовыми последствиями. И дети продолжили дело отца, и деньги их нисколько не испортили. На баронском щите Ротшильдов — пять стрел в кулаке, символизирующие пятерых сыновей основателя династии.


Более того, у этой истории есть концовка, считающаяся некоторыми толкователями апокрифической. А именно — в эпоху наполеоновских войн прусские солдаты передали Меиру Амшелю на хранение сундук, как потом выяснилось, — с казной. И сами все, как один, погибли. Заодно вследствие наполеоновских преобразований перестало существовать и государство-правообладатель. По еврейским законам, если нет хозяина, деньги можно оставить себе. Сумма по современным деньгам — около миллиарда долларов. Что и подняло семью Ротшильдов уже на совершенно недосягаемую высоту в финансовом мире. Так сбылась вторая часть благословения, касающаяся детей.


И вот теперь — разбор полетов или почему в этой истории вы на самом деле ничего не поняли. Еврейская история не была бы еврейской, если бы содержала лишь только мораль, пусть и совершенно справедливую. Мудрецы бы этим просто не занимались. Такого рода тексты за кажущейся простотой скрывают определенный набор установленных Творцом законом, в соответствии с которыми распределяются и деньги в том числе. И законы эти часто неочевидны. Чтобы их принять, требуется разобраться, какие силы воздействовали на участников событий, и какой выбор позволил одному передать, а другому — принять Благословение Творца, выраженное, в данном случае, в деньгах. Так что устраивайтесь поудобнее, разъяснения в таких случаях всегда длиннее самой истории…

Полные версии текстов доступны
участникам Литературно-Философского Клуба