Самостоятельные занятки

Читайте тексты, чтобы научиться набирать Энергию и направлять ее на решение жизненных задач

ЗАНЯТКИ
2 КУРС - СТИХИИ

19. Вода: компас среди хаоса

Назад - Занятка 18: Тигр. Как выжить в корпорации

Далее - Занятка 20: Лягушка. Притяжение жизни


Следует признать: рациональная картина мира рухнула. Если раньше взаимоисключающие вещи происходили по большей части в госкорпорациях и в армии, то теперь — просто везде и во всем, в мировом масштабе. Пандемия и массовые демонстрации ничуть не мешают друг другу, просто картинки разные. Экономика оказалась вроде той коровы из сказки: спереди можно резать и варить, сзади доить, — и она не умирает! Цифровая революция породила беспрецедентную свободу, при этом подтянуть могут любого. Клоуны зарабатывают миллионы, бизнесмены клянчат донаты. Какие-то сумасшедшие бабы добились агрессивно-одностороннего равноправия. Хорошо хоть войны — гибридные. 


И вот посреди всего этого желательно как-то жить, строить бизнес, общаться с людьми и принимать решения. Для чего хоть сколько-нибудь надежные основания отсутствуют в принципе. Все — эксперты и никто ни хрена не понимает. Как говорили в одном добром фильме, спасти нас может только чудо. Конкретнее — старейшая из стихий, которая существовала еще до того, как мир стал упорядоченным. 


Когда я был маленький, и работал информационным злодеем у миллиардера Чугункова, меня буквально до истерики доводил вопрос: ну откуда он берет эту феноменальную, доходившую до экстрасенсорики чуйку?! И прямо вытекающую из нее способность двигаться в направлениях неочевидных, иногда абсурдных, и, как потом выяснялось, — почти всегда правильных. Проблемы он не решал, он их обтекал и игнорировал. И обессиленные проблемы — растворялись. Часто блокировал очевидные ходы, иногда с большим ущербом, — и оказывалось: таки да, есть там подводные камни, дороже бы обошлось. Из творившегося вокруг хаоса он извлекал энергию и миллиарды. 


Недавно я узнал с некоторым удивлением: на ковидном кризисе он тоже заработал. Дело в том, что чугунковский бизнес предельно далек от всякого айти и масок с фуфломицинами. Самый что ни на есть реальный сектор. И вот вам, пожалуйста: кому барановирус, кому мать родна. Что значит — уметь набирать энергию из постоянно меняющихся без всякой логики помех, — и направлять эту энергию в неочевидные ходы, ведущие к успеху. Он так с кризиса 1998 года делал. Как сейчас помню: дефолт, все в ужасе гречку закупают, а по телеку — реклама чугунковская. Долларовый миллиард, насколько я понимаю, он перешагнул после 2008-го, когда американская ипотека лопнула. И сейчас, в условиях борьбы за мир в дурдоме, — на своей волне. По нынешним временам для любого бизнеса — то, что доктор прописал. Лучше всякой вакцины.


Многие думают, что набирать из помех — это примерно то же самое, что уметь заниматься сексом, стоя в гамаке, или прогрызать дыру в бетонном заборе, заодно и наедаясь. Короче, не искать легких путей. В реальности все ровно наоборот: вода, обтекая препятствие, находит свободный путь и движется по нему с ускорением. Чем больше объем воды и площадь ограничений, тем большую энергию набирает вода в движении. Принятие этого подхода на подсознательном уровне и позволяет набирать из борьбы и препятствий, а не «бороться и искать» по принципу «рвусь из сил, из всех сухожилий». Потому что, как правильно заметил надорвавшийся поэт, будет «сегодня опять как вчера». Так что требуется тут другое — особая пластичность психики, которая, собственно, в традиции и называется стихией воды.


И при том, в то же самое время... Помню, как-то приехала в гости знакомая — психиатр. Не психолог, а прям конкретно: в дурке работает. Общение с такими людьми я очень ценю. Ну и рассказал я ей за рюмкой чая о некоторых особенностях поведения одного моего знакомого. Она обрадовалась как могут только профессионалы: ну наш клиент! 


— А этот ваш знакомый, — спрашивает, — по ночам пожилых женщин случайно не режет?


— Нет, — говорю. 


А сам думаю: «А хрен его знает, если честно». С женщинами у него вообще было не очень, никакие миллиарды не помогали. Как говорил другой мой знакомый: «был бы сам бабой, — ни за что б ему не дал». И действительно, при всей агрессивности бизнеса, айронмэнистости и прочем, было в нем что-то такое, чего женщины не любят, — и правильно делают.


— А почему, — спрашиваю, — он так на мою маму похож? Иной раз прям ущипнуть себя хочется. 


Та на меня смотрит, как на идиота безграмотного:


— Как почему? Потому что персонаж — феминный. Женская часть психики доминирует, только он этого не осознает. Потому и бесится. И с мамой у него наверняка проблемы. У тебя, кстати, тоже. 


Ну, что здоровых нет, а есть необследованные, это я и раньше знал. Только у Чугункова заочный диагноз получился прям какой-то чудовищный. Точную формулировку я не запомнил, помню только, что «минимум по трем радикалам» Ну, это в кубе, видимо. У него и погоняло было Ебнутый, как потом выяснилось. 


На изучение психики, подсознания и стихий я потратил годы. Сейчас с подсознанием все носятся, как дурак с писаной торбой. При этом миллиарды зарабатывают все-таки немногие. И те, кто зарабатывает, совсем не всегда счастливы. И вот почему. Подсознание — это бездна. И стихия воды, женская часть психики — вход в нее. Ну, один из немногих. 


В подсознании существуют как реальные процессы, которые проявляются в виде часто необъяснимых, и при этом — адекватных решений, так и иллюзорные, которые вылезают на свет, как самая настоящая шиза. Или паранойя, которой тот же Чугунков очень гордился. Из этого океана можно извлечь что угодно — от эликсира бессмертия и Важдры, как индийские боги, до неопохмелившегося Левиафана, как некоторые духовные проходимцы. 


Пластичность психики, которую дает сильная стихия воды позволяет существовать (и хорошо себя чувствовать) в мире, содержащем, что и говорить, изрядную примесь иллюзий и бардака. При этом сохранять чистоту и адекватность. Это свойство здоровой психики. Ну а искаженная — постоянно рождает чудовищ из бездны, чтоб было с кем бороться и жизнь медом не казалась. И иллюзорно-бардачную составляющую воспринимает уже не как примесь, а как естественную среду обитания. Оба процесса, естественно, существуют в психике параллельно. И оба — усиливаются при погружении в стихию воды. 


Если человек опирается на реальность, то при соблюдении правил погружения и барьера глубины, добрые проявления реальности заменяют собой иллюзорных монстров. Если наоборот, — на определенном этапе происходит потеря адекватности, как у дайвера, который под азотным наркозом перестает различать верх и низ, и при этом вполне может еще какое-то время пускать пузыри и махать ластами. Всем привет от Полонского, да хоть и от Путина... Куда выплывет Чугунков — Богу ведомо. По крайней мере я, уже вполне искренне, желаю ему удачи.


Таким образом, что мы получим, ныряя в подсознание, зависит все-таки от наших осознанных действий. Как в том же дайвинге. Как-то ехали мы с друзьями после очередного погружения, — трасса над морем, красота. Смотрю я на эту синь бесконечную и бездонную — и вдруг понимаю: а ныряем-то мы даже не на пол-шишечки, — на пол-ногтя! Хрен ли там эти 40 метров для Мирового океана? А для тебя, если пересидишь чуток или глубже провалишься, — азотный наркоз и привет семье. И ведь сам не заметишь, если на компьютер не посмотришь вовремя. И в то же самое время, при погружении движешься в прекраснейшем объемном пространстве, вынырнул — чистый, как заново родился. Вот и с подсознанием, и со стихией воды, в частности, — то же самое. Только вместо компьютера приходится отслеживать некоторые маркеры собственного поведения. И вместо проверки снаряги на суше — фиксировать определенные базовые установки на старте. Чем, собственно, сейчас и займемся. 

Продолжение текста доступно
участникам закрытого Литературно-Философского Клуба