БЛОГ

Незадолго до Большого взрыва. Глава 3

Глава 1. Общага


Глава 2. В Дорогу


Глава 3. Серега


...Сойга оказалась станция как станция. Бетонная платформа, будто мелом выбеленная, и небольшой щитовой домик на сваях — типа вокзала. Внизу под насыпью — деревенька, за ней поле, дальше угадывается лес. Станции у нас неразличимы и взаимозаменяемы. Теперь — позвонить. Я поперся к вокзальной избушке на курьих ножках, там должен был быть телефон. 


Запах сельских вокзалов неповторим: что-то электрическое с креазотом. И полы фанерные, мягкие. За мутным стеклопластиковым окошечком угадывалась бабка. 


— Здравствуйте, — говорю, — Я — студент, на практику к вам, мне позвонить нужно. 


— Звонить не даем, — злобно ответила бабка. 


Ругаться в таких случаях бесполезно, как укрощать их, я уже знал.


— Вы не поняли. — я сунул под стекло студенческий и бумажку от деканата, затем повторил слово в слово, только медленно: — Я студент. Приехал на практику. Мне нужно позвонить.


Бабка долго изучала документы сквозь очки. Найдя бумаги исправными, со стуком просунула под стеклопластиковую отсечку древнюю телефонную трубку на витом шнуре. 


— Номер говори.


— Там на бумажке записано. — меня вся эта бдительность органов понемногу начинала бесить. 


Бабка долго щурилась на бумажку, потом коряво набирала номер. В трубке шуршало и щелкало, гудков не было слышно.


— Алло, — сказал я на всякий случай.


— Слушаю вас, — неожиданно откликнулась трубка, я аж отдернулся.


— Здравствуйте, я из Новоахтарского университета к вам на практику приехал, Гончаров... мне сказали, позвонить со станции.


— Кто сказал?


— Не знаю, я звонил вам два дня назад. Сказали, приезжайте, встретим, машина ходит. 


— Кто сказал? — идиотски повторила трубка. — С кем я говорю?


— Александр Гончаров меня зовут. Я из Новоахтарского университета. К вам на практику, — терпеливо повторил я. — Это археософский институт?


— Мы никакую практику не проводим, молодой человек, — ответила трубка, явно собираясь отключаться. Просить бабку перезванивать было абсолютно невозможно. 


К счастью, обращение «молодой человек» почти неизбежно приводило меня в бешенство, что создавало мобилизующий эффект. Охренели они тут в своем колхозе до полной дикости. 


— Значит так, — проговорил я начальственным тоном вместо студенческого, — У меня направление от регионального ФСБ. Если не хотите неприятностей, — присылайте машину. Я на станции Сойга. 


— Ишь ты, какой сердитый, — трубка отчего-то перешла на сельский говорок, — А еще студент... Зайдите, там второй дом от станции налево, Сережа как раз сегодня собирался ехать, с продуктами...


— Спасибо, — говорю. 


Со стуком я запихал трубку обратно в бабкино оконце:


— Документы верните. 


Ладно, этот раунд за мной. Посмотрим, что у них там за Сережа. 

Рассказы

Полные версии текстов доступны
участникам Литературно-Философского Клуба