БЛОГ

Форма жизни


Словно татаро-монгол на крепостную стену, в автобус вкарабкалась старуха. Транспорт тронулся, и бабку плеснуло ближе к середине салона. Свободных мест не было. Старуха закрутила голубиной головой – выбирала жертву. Подкатилась, нависла, засопела.

Враждебное внимание он почуял сразу. По телу продернул разряд судороги – вынырнул из сна.


- У тебя ноги-то молодые, а мне стоять-то как?.. - бабка начала атаку.


Темные круги под глазами поднялись, как орудийные стволы.


- Скоро в гробу отлежишься, - шарахнуло в ответ.


Старуха стала хватать воздух. Казалось, она получила пробоину и сейчас пойдет ко дну. В переднем ряду осуждающе захлопотали, но человек уже влипал обратно в сон. Знал: лишняя секунда - и они отберут этот час и тогда уже не останется ничего, кроме сигарет.


Подошел кондуктор. Шипастая татуировка на плече, майка сеточкой. Участия не проявил. Старуха, отдышавшись, полезла в грязную свою матерчатую сумку. На свет появилось несколько потертых целлофановых пакетиков из-под молока, в одном из которых благополучно нашлось пенсионное удостоверение. Убедившись, что книжечку все видели, бабка хотела уже воззвать к справедливости, но кондуктор с тоской проговорил:


- Коммерческий.


Вновь зашуршали молочные пакетики и эксгумированная красная книжечка вторично была предъявлена контролирующим органам. Органы только вздохнули:


- Коммерческий. Оплачиваем.


- Сынок, - скосила птичий глаз бабка, - пенсию не платят.


- Освобождаем. Серега, останови.


- Сынок, ну что тебе стоит, одну бабушку, - хотела поторговаться старуха, но контролер уже утратил к ней интерес и зашагал в направлении водительской кабины. На полпути его поймала за локоть девушка лет семнадцати в белом летнем платье.


- Я заплачу, не беспокойтесь.


- Там, может, молоко на рубль дешевле, вот они и ездят, - скривился он, принимая деньги.

Липкая солнечная пыль наполняла салон. Бабка некоторое время жевала губами. Потом сделала несколько неуверенных шагов по направлению к спасительнице. Та сообразила – встала. Старуха плюхнулась на сиденье. Минуты две они молчали. Бабка порылась в сумке, как в мусорнице, - извлекла замшевый лоснящийся кошелек. Высыпав на ладонь монетки, с минуту передвигала их колчеватым пальцем. Девушка напряженно смотрела в окно. Закончив математические манипуляции, старуха сунула ей пригоршню мелочи. Девушка замотала головой:


- Ну что вы, не надо.


Бабка спрятала деньги и начала беседу.


- Учишься, дочка?


- Учусь. В университет поступила, на филологию.


- Учись-учись, без образования сейчас никуда. Вот моя племянница тоже все говорила, в институт езжу, а сама с парнем квартиру снимала.


Девушка сочувственно закивала. Бабка набрала в легкие воздуха, готовясь к продолжению разговора. Лепешка ее лица расползлась в улыбке. Ехать оставалось еще часа полтора.

Рассказы