БЛОГ

Греческий язык

трактат о сдержанности


...Проблема заключалась еще и в том, что Языковед совершенно не знал греческого. Арабский знал — на него большой спрос среди юристов и эскортниц. А греческий — как-то нет. Между тем, доброе кипрское правительство выпустило в общем правильный, но античеловеческий указ, чтобы все соискатели гражданства знали местную тарабарщину на уровне не ниже B1 (это как раз примерно мой английский, которого мне и хватало на все случаи жизни). Был бы Языковед, — загрузил бы мне матрицу греческого языка в подкорку, что несколько противно, пока прорастает, зато потом язык осваиваешь легко, как ребенок. А так — пришлось искать училку по объявлению и заморачиваться по-взрослому.


Греческий язык оказался невыносим. Остатки былой стройности смешались в нем с современной бардачностью. Падежи есть, правил нет. Слов греческих в русском языке — уйма, алфавит — от них же. Блин, я ж древнегреческий в универе изучал! Толку — никакого. Потому что все это абсолютно неузнаваемо. Интуитивно непонятно. ИдиотисИя — это собственность, если что. Там просто буква «к» в середине незаметна, они ж говорят, как молотят. «Нэ» — это «да» (ну вот что за люди!) «Какос» — плохой, это понятно. Зато «калос» — хороший, что странно. «Мафэно эллиника» означает: я учу греческий и следовательно, ни хрена не понимаю. Это слово-оберег, на случай, если с тобой начинают разговаривать. 


Училка тоже попалась классического образца — пулемет в очечках. Другую искать бессмысленно: их всех, по-моему, где-то методом штамповки изготавливают. Это как художник с бородой — без бороды художников не бывает. Только художник обычно думает, что ты быдло бездуховное, а училка, — что перед ней дитя малое, наивное и ленивое. На этот случай у нее есть уникальная методика типа «каша из топора» — ну ничего-ничего учить не надо, только вот три раза в день повторять совсем немножко, — и все (это так обычно стоматологи говорят: «все-все-все!..» — а сами сверлить продолжают). Как заметил сэр Уинстон Черчилль, ваши методы манипулирования говорят о неуважении к моим умственным способностям. Если б я так мог, на хрена бы мне ты-то?! И вот ты такой сидишь, как на свидании с первокурсницей, и думаешь, сколько раз в жизни все это видел, и что если ей прямо сейчас стукнуть в нос, то это все закончится, и может быть, так будет даже лучше. Только скайп и спасает.


Тут, конечно, я вспоминаю, что все от Бога в этом мире, и что людей лучше любить, и что если их любить, то они иногда даже человеческую речь понимают. И аккуратно переводя с мата на русский язык, объясняю, что вот именно то время, которое я уделяю занятиям с ней, — и есть тот максимум, который я могу посвятить великому и могучему греческому языку. Что никакой экспресс-метод мне не требуется, потому что до собеседования еще минимум года три. Я здесь и сейчас хочу запомнить хоть что-то. Вот хоть одно словечко, — и так, чтоб я его помнил, даже когда мы с Хулиганом друг другу по морде бьем. И давайте время урока сократим в два раза, зато заниматься будем четыре дня в неделю. Чтоб заканчивать до того, как появляются всякие мысли нехорошие. И повторять раньше, чем забылось. Потому что любовь и непрерывность в любом деле дают больше, чем мотивация и эффективность (этого я ей, понятно, не сказал, чтоб не спугнуть).


И вы знаете, произошло чудо. Во-первых, она меня поняла (на родном языке обычно труднее понять друг друга, чем на разных). И самое главное, исчезло то мучительное отвращение, которое неизбежно сопровождает стандартные уроки по уникальной методике. И я действительно начал твердо запоминать по одному слову за занятие, а иногда даже и по два. И греческая речь на улице постепенно перестает быть тарабарщиной. У глаголов появляются лица, и это не пугает. И времени — в изобилии: за три года можно хоть обезьяну научить... 


Беда всех экспресс-методик, и особенно тех немногих, которые действительно работают, — в том что они требуют колоссальных энергозатрат. Можно выучить 50 слов в день? Конечно, можно. Я даже знаю, как. И действительно, это займет относительно немного времени в бытовом смысле слова. Почему я этого не делаю? Да потому, что мне энергия нужна еще и для других задач. Если я слишком много вложу в изучение греческого — в другом месте штаны упадут. Форсаж работает только на коротких дистанциях, жить в нем невозможно.


Энергия — бесконечна, при этом тот оперативный ее объем, которым мы располагаем на день, — очень даже ограничен. И единственный способ этот объем увеличить — сделать процессы, в которых мы участвуем в течение дня, — набирающими. И для этого, как ни странно, требуется себя вовсе не подгонять и мотивировать, а наоборот, — слегка придерживать. Как при проходке, когда мы осознанно движемся заметно медленнее, чем привыкли. И потом довольно быстро и незаметно для себя начинаем взбегать на гору. У всех, кто был на занятках, получалось. Более подробно о методе им. Тома Сойера я рассказываю в курсе «Бакалавр». 


Ловушка заключается в том, что в погоне за эффективностью мы чудовищно переоцениваем свои возможности. Особенно при входе в новое пространство, — языковое, социумное, финансовое… Все зачем-то норовят выйти из зоны комфорта вместо того, чтоб ее расширить. И соответственно, вместо набирающего процесса получают еще один затратный, к тому же при общем энергодефиците. Люди подрываются на утреннюю пробежку, при этом сами мучительно хотят спать и не могут просто погулять 15 минут после обеда. Бьются, чтобы заработать миллион, — и не в состоянии спокойно и разумно распорядиться десятком тысяч, — уже начинает жечь карман и душить жаба, причем одновременно, — сплошное расстройство. Естественно, когда энергия заканчивается, срабатывает предохранитель, и все рассыпается. И люди начинают (так же мучительно) искать мотивацию. «Можем повторить», — сказал осел, и двинулся на новый круг за морковкой.


Для выхода из этого заколдованно-ослиного круга достаточно всего лишь честно ответить себе на вопрос: «А сколько я реально могу сделать, до того, как начну тратиться?» И если окажется, что, например, вместо часовой утренней пробежки кайфа хватает на пятиминутную прогулку, — именно так и поступать. Если выяснится, что разумно и с удовольствием вы можете взаимодействовать с тысячей евро, — значит таков ваш личный инвестфонд, и слава Богу! Почувствуйте, что набираете из процесса, поживите в нем. И когда захочется прибавить, спросите себя, только опять же честно: «А смогу ли я делать это каждый день — и продолжать набирать?» И прибавляйте чуть меньше, чем хочется.


За всем этим стоит один из глобальных вселенских законов: то, что придерживаешь и не останавливаешь, — растет. Потому что энергия — прибывает. Если делать это с любовью, — растет многократно быстрее и дает добрые плоды. На этом принципе построено очень много чего: от набирающего дыхания до осознанного питания, физической культуры и финансовой грамотности. Так размываются любые «потолки». Вместо вечной гонки за успехом вы вдруг обнаруживаете, что просто в нем живете, и он еще и сам себя преумножает. Ну — богатому прибавится, у бедного отнимется и то, что он имел. То же самое можно сказать про умного, здорового и далее по списку. 


И базовый навык, позволяющий принять этот закон на уровне рефлекса, нарабатывается в обычной проходке. Главное — двигаться чуть медленнее, чем хочется. Видите: уже хочется.

Обучение